МЕНЮ ≡

Вход на сайт

Вклад Дании в реализацию Северных потоков (Геоэнергетика)

Аватар пользователя Дум Думыч

31 октября 2019 года Датское энергетическое агентство DEA официально одобрило один из двух предложенных швейцарской компанией Nord Stream 2 AG (100% акций которой находятся в собственности Газпрома) маршрутов строительства магистрального газопровода Северный поток-2 в пределах своей исключительной экономической зоны. Эту новость можно увидеть на страницах всех мыслимых и немыслимых новостных агентств – российских, украинских, датских, польских, норвежских, американских, чешских. Удивительно, однако то, что почти все комментируют только этот факт, но не вспоминают о том, как выглядели отношения ГазпромаDEA и датских трейдинговых компаний до 2019 года.

Мало того – почти все комментаторы исходят из того, что энергетические компании Дании и ее политики являют собой некое монолитное объединение, работающее в единой связке и по единому плану. Итог такого освещения действительно крупного события очевиден – правильные выводы сделать становится просто невозможно. Тот самый случай, когда из-за отдельных деревьев не виден вес лес целиком, а аналогию с тремя слепцами, исследовавшими слона, мы не приводим исключительно из вежливости и корректности. Одним словом, попробуем подняться над лесом и оценить, как же он выглядит с высоты птичьего полета – есть подозрение, что картинка будет весьма занимательной.

«За тех, кто в море»

Начнем с общеизвестного факта о том, что первоначально маршрут Северного Потока-2 (СП-2) планировался как точное повторение маршрута Северного Потока-1 (СП-1) – об этом не писал только ленивый. Дальше задаем «детский вопрос»: «А почему именно так, а не как-то иначе?». Задумались? Ответ прост – потому, что все экологические исследования по маршруту СП-1 были утверждены странами Балтийского моря и Европейской Комиссией, а потому никаких препон не должно было возникнуть. Продолжаем «игры в песочнице»: «А как же удалось Газпрому и другим акционерам СП-1 согласовать маршрут СП-1 с таким количеством заинтересованных лиц? Неужели так глубока была симпатия Европы к российскому газовому концерну?». А вот теперь уже сложнее, не так ли? Для комплекта – еще один вопрос: знаете ли вы, что первой организацией, которая полностью одобрила маршрут СП-1 в 2011 году была DEA? Удивительно – не так много лет прошло, а мы уже успели прочно забыть все обстоятельства, связанные с историей СП-1. К нынешнему Андрею Макаревичу отношения у многих очень разные, но была в репертуаре «Машины времени» славная песня «За тех, кто в море», начинающаяся со слов «Ты помнишь, как все начиналось» — предлагаем припомнить эту мелодию.

В начале 80-х годов прошлого века, когда цены на углеводороды после кризиса 1973 года по прежнему оставались достаточно высокими, в Европе появились те, кому совершенно не нравилась жесткая монополия на поставки советского газа, которую с 1971 установили немецкий RuhrGas («Рургаз») и австрийская OMV. Авторами идеи о том, что нужна здоровая альтернатива стали шведская компания Swedegas и финская Neste, которые думали прежде всего, само собой, о поставках советского газа в Финляндию и в Швецию. Задачка для того времени совершенно не тривиальная – в этом регионе Европы протяженных газопроводов не было, поставки шли из акватории Северного моря, с месторождений, которые разрабатывали Норвегия и Дания, но эти поставки не требовали масштабных трубопроводов. Про бросок через Балтийское море первоначально никто и не помышлял, работать собирались исключительно на суше, однако скалистые, гранитные грунты Скандинавии превращали маршрут в глобальную головоломку. В 1986 году изменился расклад в политическом мире – к власти пришло мощное антигазовое лобби, и в 1986 году Swedegas из проекта вышла. Финны задумались. Посмотрели на уже проделанную работу. Задумались еще раз. Посмотрели на объем работы, которой предстояло доделывать теперь уже в одиночку. Снова задумались. И вот тут, простите … исчез Советский Союз. Финны задумались. Но уже 1997 году удивительно стремительная компания Neste вышла на контакт с Газпромом, предложив ему изучить столь стремительно развивавшийся проект. Мы рассказали вам самую увлекательную часть истории СП-1 – надеемся, что вы, уважаемые читатели, успели отследить эти молниеносные события.

В дело вступает Дания

Вот в Газпроме, оценив перспективы, времени терять не стали – в том же 1997 году был создан консорциум North TransGas Oy (NTG), в котором у Газпрома был контрольный пакет акций. Neste в самом начале 1998 года объединилась с энергетическим концерном Imatran Voima, новая компания получила название Fortum – именно она числилась совладельцем NTG c финской стороны. Практически синхронно с этими событиями происходили и другие, связанные с другой скандинавской страной – Данией. Межправительственный российско-датский Совет экономического сотрудничества был создан еще в 1992 году, но именно в 1998 году в его составе появилась новая рабочая группа – по экологии, энергетике и энергосбережению. Как эти события связаны между собой? Напрямую. В 1998 году NTGзаказала разработку «Предложения по строительству газопровода для прямых поставок российского газа в Западную Европу» инженерно-проектной и консалтинговой компании Ramboll со штаб-квартирой в Копенгагене. Ramboll уже тогда являла собой компанию международного масштаба – 7 тысяч сотрудников по всей Скандинавии, из которых 1’400 были профессиональными экологами. В технико-экономическом обосновании вариантов маршрута будущего газопровода, которое Ramboll разработала всего за год, были оценены варианты береговых пересечений в Германии, Финляндии и Швеции, был представлен список всех возможных экологических ограничений, описание всех международных и национальных законов, которые могли повлиять на выбор маршрута, для маршрута по дну Балтийского моря была учтена сеть районов Natura 2000, затонувшие корабли и затопленные боеприпасы на дне моря, участки загрязненных донных отложений и зоны коммерческого рыболовства. Повторяем – за один календарный год.

Проект альтернативных маршрутов Северного потока, Ramboll

Пауза в сотрудничестве с Ramboll продолжалась до 2006 года. За это время из состава NTGушел Fortum, новыми партнерами Газпрома стали Wintershall и Uniper, консорциум был переименован в Nord Stream AG и перерегистрирован в Швейцарии. С 2006 года Ramboll – основной экологический консультант проекта Nord Stream, это Ramboll взяла и успешно провела все переговоры с правительствами и природоохранными органами всех девяти стран Балтийского моря. Датская компания Ramboll в проекте Nord Stream – это оценка рисков в движении судов и рыболовства, документация для проведения исследований и обезвреживания затопленных боеприпасов, руководство геофизическими, геотехническими, экологическими и археологическими исследованиями, разработка соглашений о пересечении кабелей, причем на всех девяти необходимых языках. В мае 2006 года Россия представила проект Nord Stream на VI пленарном заседании российско-датского Совета по экономическому сотрудничеству, результатом чего стало подписание Газпромом соглашения с государственной датской компанией DONG Energy о поставках российского газа по СП-1 начиная с 2011 года в объеме 1 млрд кубометров газа в год с возможностью наращивания объемов поставки до 3 млрд кубометров. Еще раз, для запоминания: газопровода еще и в помине не было, еще не был сделан окончательный выбор между сухопутным и морским вариантами, а первый потенциальный покупатель уже появился. Датский покупатель был первым, а без участия проект и вовсе мог не состояться. Отношения России с Эстонией, Латвией и Литвой уже тогда были, скажем мягко, весьма замысловатыми, но датчане прошли по этим русофобским режимам без всяких препон. Да, чтобы закончить эту тему, Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru заочно выражает свое глубокое уважение госпоже Нил Штробек, руководительнице проекта СП-1 компании Ramboll – без ее экспертных знаний, авторитета, знания местных реалий согласование маршрута этой газовой магистрали, весьма вероятно, продолжалось бы и поныне.

Атака датских политиков

Надеемся, что изложенного вполне достаточно для ответа на вопрос, почему DEA была первым государственным органом в Европе, давшим полное «добро» проекту СП-1. Но ровно это же стало причиной того, что произошло в Дании в 2017 году. Первую заявку на строительство СП-2 компания Nord Stream 2 AG подавала именно в DEA – в апреле 2017 года этот вопрос находился в юрисдикции этого ведомства. Понимая, что ответ DEA, у которого ни разу не возникло ни одной претензии к работе СП-1, будет положительным, правительство Дании осенью 2017 года внесло изменения в закон о континентальном шельфе: в случае прохождения трубы через территориальные воды решающее слово в согласовании ее строительства было передано министерству иностранных дел. Так что в данном случае мы видим перед собой классический пример противостояния европейских политиков и европейских энергетиков – побороть бюрократическую мощь датских политиков и чиновников не смог даже такой политический тяжеловес, каким является руководитель Nord Stream 2 AG Герхард Шредер.

Именно по этой причине в июне 2019 года и был совершен безукоризненно точный маневр: Nord Stream 2 AG отозвала заявку на маршрут в территориальных водах Дании и подала сразу два варианта маршрута в исключительной экономической зоне, где за согласование отвечает DEA. Энергетики сработали четко – обратите внимание, что на выдачу разрешения ушло всего три месяца, при этом DEA одобрило именно более короткий маршрут. Но этот маневр, если внимательно присмотреться, был завершением, финалом несколько более сложной комбинации – энергетические компании согласились поиграть с политиками в шахматы и показали, как это делается, да еще и с международным размахом.

Шельфовое месторождение Дании «Tyra»

В 1968 году в датском секторе Северного моря было сделано крупнейшее для него открытие – газоконденсатное месторождение Tyra, в 1984 году началась его разработка. Tyra месторождение компактное – занимает площадь всего в 90 квадратных километров, глубина моря тоже комфортная, в пределах 40 метров. В настоящее время здесь работают 20 газодобывающих скважин и 28 нефтедобывающих, добыча голубого топлива обеспечивает газовое хозяйство 1,5 млн домашних хозяйств Дании и составляет 90% всех объемов газа, добываемых в этой стране. Оператор проекта – компания Dansk Undergrund Consortium, консорциум, до лета 2017 года состоявший из датской частной компании Maersk Oil, датского государственного фонда Nordsofonden, англо-голландской Shell и американской Chevron. Годы шли, шла работа, месторождение постепенно вырабатывалось все больше и, как порой бывает, постепенно начиналось проседание дна. Никаких катастроф, никаких подземных толчков, как на голландском Гроннингене – плавно, без рывков.

В 2016 году участники консорциума договорились, что в 2018 году приостановят добычные работы, чтобы спокойно, без суеты привести все в надлежащей вид, дабы сохранить добычу в тех же объемах еще на 25 лет. Нужно было изготовить новые опорные рамы для поднятия платформ, построить новые соединительные мосты и так далее – по прикидкам профессионалов, работы набиралось года на полтора. Проект разрабатывала Maersk Oil, которая была оператором Tyra, она же и подала его на согласование в DEA. Теперь внимательно смотрим на хронологию, но помним, что Геоэнергетика ни на чем не настаивает, никаких версий не выдвигает – мы просто перечисляем факты.

Никакой конспирологии, только факты

Август 2017 года – французская Total подает заявку на покупку компании Maersk Oil, сумма сделки составляет 7,5 млрд долларов США. Сентябрь 2017 года – датское правительство меняет законодательство, передавая прерогативу на согласование маршрута СП-2 в территориальных водах Дании от DEA к министерству иностранных дел. Октябрь 2017 года – DEA заявляет, что не имеет ничего против сделки Total и Maersk Oil, окончательно сделка была завершена в 2018 году. 1 декабря 2017 года Maersk Oil официально передала проект реконструкции на рассмотрение в DEA, и консорциум Dansk Undergrund Consortium (DUC)получил одобрение этого государственного органа. Еще до европейских рождественских каникул 2017 участники консорциума приняли окончательное инвестиционное решение по проекту реконструкции, предусматривавший объем инвестиций в 3,3 млрд долларов США. В начале 2018 года надо было бы уже проводить международные тендеры на производство необходимого для реконструкции оборудования, но этого не происходит – консорциум проходит этап поглощения французским Total датской Maersk Oil. Летом 2018 года финансовые вопросы по поглощению решены полностью – пора бы проводить тендер, но возникли новые обстоятельства: в сентябре Total сделала Chevron-у предложение, от которого американская компания не смогла отказаться – продать французам свою долю в консорциуме DUC. В итоге состав акционеров теперь выглядит следующим образом: Total – 43,2%, Shell – 36, Датский государственный фонд Nordsfonden по-прежнему контролирует свои 20%. То же самое, но другими словами: квалифицированное большинство акций компании оператора главного датского месторождения Tyra находится у двух компаний, одна из которых – партнер компании НОВАТЭК по СПГ-проектам на Ямале, вторая – участник финансирования строительства СП-2. Оператором проекта Tyra становится крупнейший акционер DUC — компания Total.

Газовое месторождение Tyra (Дания)

Повторяем – мы ни на что не намекаем и свято верим в случайность всего происходящего. Октябрь 2018 – прошел тендер по производству оборудования для проекта реконструкции Tyra, победителем стала индонезийская компания. Но оборудование сложное, длительного цикла производства, потому начало работ по реконструкции, как сейчас принято говорить, «сдвигается вправо». Июль 2019 года – Nord Stream 2 AG отзывает заявку на маршрут СП-2 в территориальных водах Дании, подает заявку сразу на два новых маршрута, но уже в исключительной экономической зоне этого государства. Читать – как «Отказывается от ведения переговоров с МИД-ом Дании и «перекидывает мяч» DEA. 18 сентября 2019 года – в интервью Датскому радио представитель оператора проекта Tyra, господин М.Педерсен заявляет, что морские платформы месторождения в авральном режиме выводятся из эксплуатации, поскольку работать в условиях, когда дно просело уже на шесть метров, просто небезопасно, результатом может стать настоящая экологическая катастрофа. 18 сентября, если кто-то еще не понял – преддверие отопительного сезона, а Дания находится далеко не в тропиках. Весной или летом об этом сообщать было как-то не с руки, а вот месячишко спустя после указанных действий Nord Stream 2 AG – самое то. Но объяснение, конечно, лежит на поверхности – ведь летом многие сотрудники в отпусках, да и дно летом-то просело только на 5,75 метра, цифра какая-то не круглая… Да, а время, которое требуется на реконструкцию Tyra, не изменилось – полтора года, в 2022 году должны закончить.

«Спасибо, месье Педерсен, за то, что нам так весело»

Каковы следствия из заявления господина М. Педерсена? Оставлять своих избирателей без газа на два отопительных сезона правительству Дании не хочется – эдак, чего доброго, электорат вспомнит, что в предках у них были викинги парни весьма буйного нрава. Значит, нужно увеличивать объемы импорта. Газ в Данию традиционно поставляла Голландия со своего Гронингена, но это уже не вариант, Нидерланды продолжают сокращать объемы добычи на этом месторождении и еще в 2017 году эта страна стала чистым импортером газа. По газопроводу, который идет из норвежского сектора Северного моря в Швецию и через ее территорию приходит в Данию? Геологическое управление Норвегии еще в 2017 году официально сообщило, что из-за работ по реконструкции морских месторождений объем добычи природного газа в 2018 году будет снижен на 2%, в 2019 году на 8%, восстановление объемов начнется в 2020 году. Кто остался?

В 2011 году Газпром поставил компании DONG Energy 100 млн кубометров газа, в 2012 – 333 млн кубометров, в 2014 – 400 млн кубометров. События 2014 года и реакцию ЕС на воссоединение Крыма с Россией общеизвестны, а вот датский партнер Газпрома повел себя несколько иначе – в 2018 году DONG Energy заказала и получила уже 1,7 млрд кубометров. Договор с Газпромом DONG Energy (c 2017 года новое название компании Orsted Salg&Servicr) на 2 млрд кубометров газа в год. DONG Energy, которая совместно с Газпромоми ВР владеет подземных хранилищем газа «Этцель» активным объемом 1 млрд кубометров на территории Германии, куда российский газ поступает по магистрали NEL, сухопутному продолжению СП-1.

Wintershall спешит на помощь

Впрочем, DONG Energy вполне способна решить проблемы и без России с ее Газпромом, договорившись о дополнительных объемах с немецкой Wintershall, у которой неподалеку от «Этцеля» имеется крупнейшее в Европе ПХГ «Реден» — 4,7 млрд кубометров активного объема. У немецкой компании с дополнительными объемами никаких проблем нет – в «Реден», 50% минус одна акция которого принадлежит компании Газпром, газ приходит по NEL, которым Wintershall владеет на паритетных началах с Газпромом, в NEL газ приходит по СП-1, где целых 15% акций которого принадлежит Wintershall, а Газпрому всего 51%, ресурсным источником СП-1 является Южно-Русское месторождение, которое разрабатывает совместное предприятие Газпрома и Wintershall.

Чем еще известна эта «сладкая парочка», Wintrshall и Газпром? Да тем, что есть у них (в компании с другими участниками, конечно) в Балтийском море еще одна затея – СП-2, которому Дания разрешение до последнего времени не давала. Нет, конечно, датские политики могли продолжать упираться – например, пасть ниц перед норвежской Equinor(бывший Statoil) и молить их об увеличении объемов поставок. Вот только для того, чтобы порадовать Данию, норвежской компании пришлось бы кого-то обидеть, снизив объемы поставок – общий объем норвежской добычи, как уже говорилось, в 2018 и 2019 годах планово снижается. Бывает порой и такое, европейский рынок многое уже видел — например, рост норвежских поставок в Англию без увеличения объемов норвежской добычи продолжается уже несколько лет. Но известно и то, как это делается – выпадающие объемы норвежских поставок компаниям других стран компенсирует некая компания Газпром по предварительной договоренности с Equinor. Но то Англия с ее объемами спроса, а тут Дания, которой на год требуется 3-4 млрд кубов – почувствуйте разницу. Итоги рассуждений датского политикума уже известны. 4 октября 2019 года «Известия» со ссылкой на собственные осведомленные, но не названные источники сообщили, что «У Дании не осталось политических вопросов к прокладке в ее исключительной экономической зоне газопровода «Северный поток – 2». Теперь процесс урегулирования имеет чисто административный характер». Ну, а 31 октября все мы с вами прочитали новость, с которой и началась эта статья – датские политики сдались на милость победителя из энергетического лагеря.

Победители и побежденные

Осталось обратить ваше внимание на еще парочку нюансов. Если помните, то на вопрос корреспондента во время совместной с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном пресс-конференции в Будапеште Владимир Путин решение Дании о согласовании маршрута СП-2 прокомментировал коротко:

«Мы приветствуем такое решение. Дания проявила себя как ответственный участник международного общения». 

Глава государства и не должен был вдаваться ни в какие подробности, но эта лаконичность привела к тому, что никто и не пытался анализировать происшедшее в полном объеме. «Дания сдалась, мы победили» — вот пересказ подавляющего большинства новостных сообщений и комментариев СМИ. Нет, дамы и джентльмены, это не «Дания сдалась», это объединенная группировка европейских энергетических компаний поставила датских политиков, заигравшихся в свои непонятные политиканские игры, не просто на место, а носом в угол.

Райнер Зеле (OMV AG)  и Алексей Миллер (Газпром)

Total, выступив с заявлением в середине сентября, тем самым еще и позволила датским политикам сохранить лицо перед их электоратом и перед заокеанским партнером, сочащимся сжиженным газом:

«Мы все так же терпеть ненавидим проект СП-2, но авария на нашем главном газовом месторождении – это обстоятельство непреодолимой силы, близкий родственник извержения Везувия». 

Во время сдаться для датских политиков это еще и сохранить возможность успешного сотрудничества не только с Газпромом, но и со всеми остальными участниками СП-2 – французской Engie, немецкими Wintershall и Uniper и австрийской OMV, это шанс на возвращение в международный диалог по Арктике, к участию в котором Данию на протяжении 2019 года как-то случайно забывали приглашать. Ну и, если уж начистоту – это еще и возможность если не ударить в ответ, то хоть язык показать некоему мистеру, который не так давно вознамерился прикупить себе Гренландию по сходной цене. Если коротко, то 31 октября стал пусть маленькой, но важной победой здравого смысла над эпидемией безумия, набирающей обороты в последнее время в мире политики.

Ramboll – как много в этом слове для уха русского слилось

Что еще подразумевал Владимир Путин, произнося фразу «Дания проявила себя, как ответственный участник международного общения?». К примеру, еще один факт, который находится вне информационного поля последнего времени. В январе 2018 года немецкое отделение Всемирного фонда дикой природы (WWF) и Союз охраны природы Германии направили открытое письмо на имя канцлера с требованием немедленно запретить строительство СП-2 по экологическим соображениям. Ответ на письмо прозвучал из … Финляндии. Финская ассоциация по оценке воздействия на окружающую среду FAIA удостоила отчет по оценке воздействия на окружающую среду, представленный Nord Stream 2 AG наградой Good EIA Award. А отчет этот по заказу Nord Stream 2 AG был разработан сторонней организацией – компанией Ramboll Finland. Знакомое название, не так ли? Именно этот отчет стал основанием для выдачи разрешения на строительство СП-2 всеми странами Балтийского моря.

Так что нам остается только еще раз взять на заметку – политические отношения России и правительства Дании отнюдь не тождественны отношениям России и Газпрома с энергетическими компаниями и организациями этой страны. Впрочем, мы отнюдь не призываем поверить в некий альтруизм со стороны Ramboll. В бизнесе ведь есть такое понятие, как «портфолио компании», в котором у Ramboll в 2009 году появилась строчка «разработка и экологическое сопровождение Nord Stream». Результат – аналогичные по содержанию строки по проектам Baltic Pipe, Balticconnector (морской газопровод между Эстонией и Финляндией), Baltic Gas Interconnector (магистраль между Данией, Швецией и Германией) и так далее. Только бизнес, ничего личного. Но и бизнес может быть ответственным, а может вестись так, как, к примеру, это делает компания «Нафтогаз». Но об этом – уже не в этой статье.

Авторство: 
Копия чужих материалов
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя polo
polo(3 года 7 месяцев)(22:15:36 / 07-11-2019)

Да чё там гутарить! Пацаны увидели выгоду, и вписались. А все остальные понты - сбить у Россиян прибыль!

Аватар пользователя Ильич_08
Ильич_08(3 года 11 месяцев)(22:54:11 / 07-11-2019)

Хорошее описание процесса, спасибо. Особенно порадовала способность поставить в угол политиков. В соседней Голландии политики тоже что то заигрались, может попросить Газпром и ситуацию с Боингом разрулить?

Аватар пользователя zonder
zonder(2 года 1 месяц)(23:31:22 / 07-11-2019)

yes Пишите ещё.

Аватар пользователя Tinkle Bell
Tinkle Bell(2 года 10 месяцев)(00:23:38 / 08-11-2019)

Это - копия материалов

Аватар пользователя vyinemeynen_mika
vyinemeynen_mika(4 года 1 месяц)(23:41:17 / 07-11-2019)

Приятно видеть результат от не афишируемого.

Достойный источник, жаль редко пишет.

Аватар пользователя Tinkle Bell
Tinkle Bell(2 года 10 месяцев)(00:24:06 / 08-11-2019)

Спасибо за материал!

Аватар пользователя SlpWalker
SlpWalker(7 лет 9 месяцев)(04:49:42 / 08-11-2019)

Самое прикольное, что все эти факты никто не скрывает, и их можно свободно найти в сети.

Только нужно смотреть не сми, а то что публикуют в пресрелизах энергокомпании и их причасные. 

Аватар пользователя Олег Попович

Ближе к телу. Датчане совсем не глупые люди. Вот зарисовка, есть у них на острове Аархус заводик, производит он роторные холодильные установки, Ну деревня деревней и всё же на саабо стоит очередь заказчиков. (это не реклама) . Заехал я в эту деревню, Они накрыли поляну, флажки стоят русские и датские, Говорю пойдём на завод , ну типа жрите сами ваши угощения. Пришли на завод, это тупо цех и там фрезерные станки роторы напиливают. Сравнил я это с заводом в Ленинграде где мудак жирный говорит чо вам надо,а вижу с амиачнных труб амиак капает. Пришлось поступить не патриотично , покупать датские , роторы. Вот культура производства...