МЕНЮ ≡

Вход на сайт

12 июня 1921 года родилась Вера Лукьяновна Белик. Штурман У-2

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

Вера Лукьяновна Белик родилась 12 июня 1921 года в селе Охримовка, ныне Акимовского района Запорожской области, в семье рабочего. Окончила 2 курса Московского государственного педагогического института. 

В октябре 1941 года добровольно вступила в ряды Красной Армии, освоила специальность штурмана. С мая 1942 года в действующей армии. Штурман звена 46-го Гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка (325-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) Гвардии лейтенант В. Л. Белик участвовала в битве за Донбасс и Северный Кавказ, освобождении Кубани, Крыма и Белоруссии, наносила бомбовые удары по военным объектам в Восточной Пруссии.

К августу 1944 года совершила 813 ночных вылетов, нанеся врагу большой урон в технике и живой силе. В ночь на 25 августа 1944 года, выполняя очередное боевое задание, погибла северо — западнее города Замбрув (Польша).

23 февраля 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоена звания Героя Советского Союза. Награждена орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды.

Похоронена в городе Остроленка Варшавского воеводства (Польша). Её памятники установлены в Керчи и на родине, бюст — в вестибюле Московского государственного педагогического института. Её именем названы улица и школа № 7 в Керчи, рыболовный сейнер.

 

Штурман 46-го ГвНБАП В.Л. Белик

 

***

Свой первый боевой вылет Вера Белик, как и большинство её подруг, совершила в ночь на 9 июня 1942 года с полевого аэродрома «Труд Горняка» в Донбассе. Бомбили живую силу врага в районе Снежного и Никифоровки.

— Чуть не опростоволосилась, — возбуждённо рассказывала она после посадки. — Первый же вылет! По времени должны пересекать линию фронта, а на земле не видно ни зги. Спасибо командиру. «Бросай САБы!» — кричит. Когда они вспыхнули, траншеи — как на ладони. Тут уж я не растерялась. Остальное было делом техники…

Первый боевой вылет завершился успешно, а потом наступила полоса неудач. Нет, виной этому была не боевая подготовка лётчиц и штурманов — началось отступление наших войск к югу. 588-й ночной бомбардировочный авиаполк, укомплектованный по инициативе Героя Советского Союза Марины Расковой исключительно женщинами, в составе 218-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии отходил из Донбасса к предгорьям Кавказа.

Трудное было время. Но девушки не унывали. Они мужественно переносили тяготы отступления, а любовь к Родине и ненависть к врагу приумножали их силы. Летали каждую ночь. Чаще всего без парашютов — так можно взять на борт ещё 1 — 2 бомбы. Когда гибли подруги, делали за них дополнительные вылеты. 6 — 8 подъёмов в огненное небо войны за ночь! Такое не всегда выдерживали на У-2 даже мужчины. В 588-м полку это было нормой.

Но всему приходит конец. Прекратилось и отступление. В августе 1942 года полк перебазировался в станицу Ассиновскую, что недалеко от Грозного. Войска Северной группы Закавказского фронта закрепились на рубеже реки Терек и перешли к активной обороне. Нагрузка на женские экипажи ещё больше возросла. Они получили задачу бомбардировочными ударами деморализовать и уничтожать живую силу и технику противника, его узлы связи, штабы и переправы в районах Моздока, Прохладного, Эльхотова.

Погода в Сунженской долине, где базировался полк, отличалась неустойчивостью. Сплошная облачность и непроглядные туманы сваливались на аэродром, когда экипажи находились в воздухе. Опасность столкновения с горами подстерегала их каждую секунду. К тому же цели были прикрыты зенитной артиллерией, по небу беспрестанно шарили прожекторы.

Под Моздоком Вера Белик чаще всего летала с коренной москвичкой Таней Макаровой. В полку между эскадрильями и экипажами разгорелось соревнование за точный выход на цель и снайперское поражение её. Татьяна Макарова и Вера Белик шли в этом соревновании впереди. Сначала они разбомбили железнодорожный эшелон, потом уничтожили склад с боеприпасами, нанесли удар по вражеской колонне.

— Они в рубашках родились, — говорили о Тане и Вере подруги. — Летают наравне со всеми, даже чаще других, а на самолёте ни царапины.

— Мой командир, — шутила в ответ Вера, — знает заветное слово. Стоит ей запеть — и зенитные трассы уходят в сторону.

Шутки шутками, но удача сопутствовала девчатам. Они уверенно лидировали по точности выхода на цель и по результативности бомбовых ударов. Однако до поры до времени. Как — то при бомбардировке переправы через Терек правую нижнюю плоскость их биплана продырявил зенитный снаряд.

По всем писаным и неписаным законам девчата могли прекратить полёт и вернуться на свой аэродром. Но Таня и Вера не сделали этого. Они не свернули с боевого курса, положили бомбы точно в цель.

Но не так — то легко оказалось уйти от цели. В легкокрылый У-2 ударил ещё один зенитный снаряд.

— Как Таня довела машину до аэродрома, ума не приложу, — удивлялась потом Вера.

— А кто давал мне курс кратчайшего пути к дому? — лукаво спрашивала подругу Макарова.

Вскоре после этого вылета командующий 4-й Воздушной армией Генерал К. А. Вершинин вручил Вере Белик орден Красной Звезды. Кроме неё получили боевые награды ещё более 30 девушек полка. Это произошло 27 сентября. А в октябре командующий Воздушной армией, выступая на общем собрании полка, сказал слова, которые ветераны части помнят до сих пор.

— Вы самые красивые девушки в мире, — говорил Вершинин, — потому что красота ваша заключается не в накрашенных губах и бровях, а в том прекрасном душевном порыве, с которым вы ведёте борьбу за счастье и свободу нашей Родины. Нельзя равнодушно смотреть, как маленькие, хрупкие девушки поднимают для маскировки самолёта целые деревья, как лётчицы мастерски управляют самолётом, как девушки — вооруженцы подвешивают бомбы, которые тяжелее их собственного веса. Ваша работа очень нелёгкая, но и благодарная…

Период боевых действий под Моздоком ознаменовался ещё двумя важными событиями. Во — первых, экипажи стали летать на боевые задания парами — один освещал цель и подавлял зенитные средства противника, второй в это время бомбил. И во — вторых, в 218-ю авиадивизию влился 899-й ночной авиационный полк, лётный состав которого действовал тоже на У-2. Только в том полку не было ни одной женщины.

Началось негласное соревнование между мужским и женским полками. Главным в нём была взаимовыручка. В феврале 1943 года мужчины первыми поздравили лётчиц, когда 588-й ночной бомбардировочный авиационный полк Указом Президиума Верховного Совета СССР был переименован в 46-й Гвардейский.

Весной 1943 года началось знаменитое воздушное сражение над Кубанью. К тому времени войска Северо — Кавказского фронта, продолжая наступление, отбросили врага на Таманский полуостров и к 16 марта вышли на рубеж Анастасиевская, Троицкая, река Вторая, Новороссийск, удерживая плацдарм на полуострове Мысхако, который вошёл в историю Великой Отечественной войны под названием Малая земля.

В начале Апреля на Кубани шли сильные дожди. Полевые аэродромы раскисли. Даже У-2 взлетали с трудом. Но девушки продолжали наносить удары по врагу. На подвиги их вдохновляло обращение Военного совета 18-й десантной армии к защитникам Малой земли: «Клянёмся своими боевыми знаменами, именами наших жен и детей, именем нашей любимой Родины, клянёмся выстоять в предстоящих схватках с врагом, перемолоть его силы и очистить Тамань от фашистских мерзавцев. Превратим Малую землю в большую могилу для гитлеровцев!»

В апреле ночи стояли лунные, светлые, и враг стал широко применять против наших ночных бомбардировщиков свои истребители. В одну из таких ночей от прямого попадания снаряда в кабину погибла Дуся Носаль. Но самолёт вернулся на аэродром. Его привела штурман Ирина Каширина. Носаль первой в полку было присвоено звание Героя Советского Союза, а Каширина удостоилась ордена Красного Знамени.

Евдокия Носаль мечтала стать первой в полку «тысячницей» (совершить 1000 боевых вылетов). После её гибели за этот рубеж стали бороться многие лётчицы и штурманы полка. Особенно старалась Вера Белик. Когда Татьяна Макарова как опытный инструктор вводила в строй молодых лётчиц, она при любой возможности вылетала на боевое задание с другими командирами экипажей.

— Обходит меня штурман, — в шутку жаловалась Татьяна подругам.

— Зато твои ученицы становятся отличными воздушными бойцами.

10 июня полку вручали Гвардейское знамя. На торжественной церемонии присутствовал командующий 4-й Воздушной армией генерал К. А. Вершинин. Командир полка подполковник Е. Д. Бершанская произнесла слова клятвы:

— Товарищи! Принимая знамя, дадим клятву советскому народу, что высокое звание Гвардейцев оправдаем с честью в жестоких боях с врагом. Мы, женщины — воины, гордо пронесём Гвардейское знамя через фронты Отечественной войны до окончательного разгрома врага. Будем преданно служить Родине, защищать её мужественно и умело, не щадя своих сил, крови и самой жизни.

— Клянёмся! — голос Веры Белик влился в хор сотни голосов девушек.

Всё лето экипажи 46-го Гвардейского полка летали на бомбардировку живой силы и техники противника. Немцы вынуждены были применить против легкокрылых У-2 ночные истребители. В ночь на 1 августа не вернулись с задания сразу 4 экипажа. Но не дрогнули Гвардейцы. Они снизили высоту полёта над целью и увеличили бомбовую нагрузку. Инициатором этих починов в числе других был и экипаж Татьяны Макаровой и Веры Белик.

С 10 по 16 сентября 1943 года войска Северо-Кавказского фронта прорвали «Голубую линию» врага, приступили к ликвидации их Таманского плацдарма. Напряжение возросло. Вера Белик вылетала по 6 — 8 раз за ночь. Не отставали от неё и другие штурманы. Полк заслужил благодарность наземных войск.

«Наши лётчики, — писал после войны Главный маршал авиации К. А. Вершинин, — успешно громили с воздуха отступающие в Крым остатки разгромленной на Тамани группировки вражеских войск, нанося удары по портам их погрузки и выгрузки. Особенно отличился 46-й Гвардейский ночной бомбардировочный женский полк, которым командовала подполковник Е. Д. Бершанская. Лётчицы этого полка самоотверженно выполняли сложные боевые задания, проявляя героизм и мужество. За участие в боях по освобождению от противника Таманского полуострова полку было присвоено наименование «Таманский».

Весть о новой высокой оценке боевых действий полка совпала с началом полётов в районе Керчи. Гвардейцы ликовали. Только по лицу Веры Белик нет — нет да и пробегала тень тревоги. Ей предстояло вылетать в район города, где она выросла, куда мечтала после окончания института вернуться с дипломом, учить детей.

 

Татьяна Макарова и Вера Белик

 

Татьяна Макарова отлично понимала состояние подруги, старалась отвлечь её от грустных мыслей.

— Вот как бывает, — растерянно говорила Вера, — бегаешь девчонкой босиком по пыльной улице, а потом самой эту улицу разрушать…

— Не надо, Вера, — попыталась остановить подругу присутствовавшая при разговоре Марина Чечнёва.

— Нет, надо! — вдруг жёстко сказала Вера. — Не для сочувствия и жалости к себе говорю, а чтобы злее быть. Ты, Марина, вспомни, как в июле 1941 горел в Москве твой дом. Так его они, фашисты, подожгли, а я родное мне вынуждена сама уничтожать. Но всё равно только за одно то, что фашисты по улицам Керчи ходят, я готова там всё с землёй сровнять…

Вера не пропустила ни одного боевого вылета в район города. Как и раньше, она при первой возможности летала с другими девушками: чем больше вылетов, тем быстрее придёт свобода в родную Керчь.

46-й Гвардейский полк по — прежнему взаимодействовал с 889-м. В ночь на 3 ноября они обеспечивали высадку морского десанта в районе Маяк-Еникале. В числе 50 экипажей Татьяна Макарова и Вера Белик с интервалом в одну минуту наносили бомбовые удары по войскам противника до самого рассвета.

Большую помощь оказали девушки и морскому десанту под командованием В. Ф. Гладкова, который высадился в районе Эльтигена. Но здесь экипажи вынуждены были не бомбить противника, а выполнять роль транспортников. Требовалась срочная доставка десанту боеприпасов и продовольствия.

Летать приходилось на высоте не более 300 метров. Видимость была отвратительная. При подлёте к цели экипажи У-2 обстреливались крупнокалиберными пулемётами с катеров врага, блокировавших десант с моря. Но это не могло остановить отважных девушек. Они знали, что от их поддержки полностью зависит успех операции.

11 апреля 1944 года войска Отдельной Приморской армии перешли в наступление с плацдарма на Керченском полуострове. 46-й Гвардейский полк получил необычную задачу: с наступлением сумерек освещать САБами пути отхода противника, чтобы облегчить наступление наших войск. Конвейер, одним из звеньев которого был экипаж Макарова — Белик, действовал безупречно. 24 апреля 1944 года за участие в освобождении города Феодосии полк удостоился ордена Красного Знамени.

 

Наградной лист В.Л. Белик

 

Сапун-гора, Малахов курган, скопление войск и пехоты на окраине и в центре города, причалы в бухтах — это объекты, по которым Вера Белик наносила бомбовые удары при освобождении Севастополя. Последний вылет был в ночь на 12 мая для удара по врагу на мысе Херсонес. А впереди мужественную девушку ждали вылеты в Белоруссии, куда ещё раньше перебазировались полки и дивизии 4-й Воздушной армии.

На 2-м Белорусском фронте девушки вступили в бой в разгар наступления. Темпы его были невиданными. С 23 по 30 июля им пришлось вести боевую работу с 10 аэродромов.

— Ну и местность, — вздыхала Вера Белик, — леса и болота, характерных ориентиров почти нет. Как тут не заблудиться!

Однако они с Татьяной Макаровой, как, впрочем, и все остальные экипажи полка, ни разу не потеряли ориентировки. Между тем летать приходилось не только ночью, но и днём. Громили разрозненные группировки врагов, которые после Минского котла отступали на запад. Был даже случай, когда лётчицы вместе с солдатами батальона аэродромного обеспечения захватили в плен остатки крупного немецкого штаба во главе с Генералом.

За время Белорусской операции, которая завершилась выходом наших войск на границу с Польшей, экипажи полка совершили 1735 боевых вылетов. Одно из первых мест по количеству выполненных боевых заданий среди штурманов держала Вера Белик.

— Надо воплотить в жизнь мечту Дуси Носаль, — говорила она подругам. — Тысячный вылет!   Это же звучит.

Но не суждено было Вере Белик стать «тысячницей». В конце августа 1944 года во время выполнения боевого задания она погибла вместе с Татьяной Макаровой в районе Остроленки, в Польше.

Жива память о подвиге штурмана Веры Белик. Её имя присвоено одной из школ города-героя Керчи. Её помнят не только однополчане, но и жители Москвы, откуда она добровольно ушла на фронт.

 

Авторство: 
Копия чужих материалов
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя PersonaNonGrata
PersonaNonGrata(5 лет 7 месяцев)(16:04:04 / 12-06-2019)

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

Когда гибли подруги, делали за них дополнительные вылеты. 6 — 8 подъёмов в огненное небо войны за ночь! Такое не всегда выдерживали на У-2 даже мужчины. В 588-м полку это было нормой.

Сильные девушки, отважные как орлицы! Вечная Вам Слава и Честь! Вечная память Вере Лукьяновне Белик!

Аватар пользователя srv475
srv475(1 год 4 месяца)(23:54:33 / 12-06-2019)

На одном из запорожских телеканалов выпускают передачи о Героях Советского Союза, уроженцев области, попутно о фронтовиках и работниках тыла военного времени. Финансирует это дело "Мотор Сич" ( считай Богуслаев). Я видел программу о В.Л. Белик. Все программы, которые курирует "Мотор" - русскоязычные.